1979

Дом нетерпимости

Крылошанинъ'с блохъ

Previous Entry Share Next Entry
Лиса-исповѣдница
1979
kryloshanin
Зѣло удивительно: шла лисица изъ дальнихъ пустынь. Завидѣвши пѣтуха на высоцемъ древѣ, говоритъ ему ласковыя словеса: «О, милое мое чадо, пѣтелъ! сидишь ты на высоцемъ древѣ, да мыслишь ты мысли недобрыя, проклятыя; вы держите женъ помногу: кто держитъ десять, кто — двадцать, и'нный — тридцать, прибываетъ со временемъ до сорока! Гдѣ сойдетесь, тутъ и деретесь о своихъ женахъ, какъ о наложницахъ. Сниди, милое мое чадо, на землю да покайся! Я шла изъ дальнихъ пустынь, не пила, не ѣла, много нужды претерпѣла, — все тебя, мое милое чадо, исповѣдать хотѣла». — «О, мати моя, лисица! я не постился и не молился; приди въ и'нное время». — «О, милое мое чадо, пѣтелъ! не постился и не молился, но сниди на землю, покайся, да не во грѣхахъ умреши». — «О, мати моя, лисица, сахарныя уста, ласковыя словеса, льстивой твой языкъ! Не осуждайте другъ друга, и сами не осуждены будете; кто что посѣялъ, тотъ и пожнетъ. Хочешь ты меня силой къ покаянію привести, и не спасти, а тѣло мое пожрать». — «О, милое мое чадо, пѣтелъ! почто ты такую рѣчь говоришь? почто я учиню такъ? Читывалъ ли ты притчу про мытаря и фарисея, какъ мытарь спасся, а фарисей погибъ за гордость? Ты, мое милое чадо, безъ покаянія на высоцемъ древѣ погибнешь. Сниди на землю пониже, будешь къ покаянію поближе: прощенъ и разрѣшенъ и до царствія небеснаго допущенъ».

Узналъ пѣтухъ на своей душѣ тяжкой грѣхъ, умилился и прослезился и сталъ спускаться съ вѣтки на вѣтку, съ прутка на прутокъ, съ сучка на сучокъ, съ пенька на пенёкъ; спустился пѣтелъ на землю и сѣлъ передъ лисицу. Скочила лисица, яко лукавая птица, схватила пѣтуха въ свои острые когти, зритъ на него свирѣпыми глазами, скрежещетъ острыми зубами, — хочетъ, какъ нѣкоего беззаконника, жива пожрать. И рѣче пѣтелъ лисицѣ: «О, мати моя, лисица, сахарныя уста, ласковыя словеса, льстивой твой языкъ! ты ли меня спасешь, какъ тѣло мое пожрешь?» — «Не дорого твое тѣло и цвѣтное платье, да дорого отплатить нѣкую дружбу. Помнишь ли ты? я шла ко крестьянину, хотѣла малаго курёнка съѣсть; а ты, дуракъ, бездѣльникъ, сидишь на высокихъ сѣдалахъ, закричалъ-завопилъ веліимъ гласомъ, ногами затопалъ, крыльями замахалъ; тогда курицы заговорили, гуси загоготали, собаки залаяли, жеребцы заржали, коровы замычали. Услыхали всѣ мужики и бабы; бабы прибѣжали съ помелами, а мужики съ топорами и хотѣли мнѣ за курёнка смерть учинить... а сова у нихъ изъ роду въ родъ пребываетъ и всегда курятъ поѣдаетъ. А тебѣ, дуракъ, бездѣльникъ, не быть теперь живому!» Рѣче пѣтухъ лисицѣ: «О, мати моя, лисица, сахарныя уста, ласковыя словеса, льстивый твой языкъ! Вчерашняго числа звали меня ко Трунчинскому митрополиту во дьяки, выхваляли всѣмъ крылосомъ и соборомъ: хорошъ молодецъ, изряденъ, гораздъ книги читать, и голосъ хорошъ! Не могу ли тебя, мати моя лисица, упросить своимъ прошеньемъ хоть въ просвирни. Тутъ намъ будетъ великъ доходъ: станутъ намъ давать сладкія просвиры, большія перепечи и масличко, и яички, и сырчики». Узнала лисица пѣтушиный признакъ (sic), отпустила пѣтуха изъ своихъ когтей послабже. Вырвался пѣтухъ, взлетѣлъ на высокое древо, закричалъ-завопилъ веліимъ гласомъ: «Дорогая боярыня просвирня, здравствуй! великъ ли доходъ, сладки ли просвиры? не стерла ли горбъ, нося перепечи? не охоча ли, ворогуша [1], до орѣховъ? да есть ли у тебя зубы?»

Пошла лисица въ лѣсъ, яко долгой бѣсъ, и возрыда горько: «Сколько де я по землѣ не бывала, а такой срамоты отроду не видала. Когда бываютъ пѣтухи въ дьяконахъ, лисицы въ просвирняхъ!» Ему же слава и держава отнынѣ и до вѣку, и сказкѣ конецъ.

Записана со словъ девяностолѣтняго старика изъ мастеровыхъ Мотовилихинскаго завода, Пермскаго у., Л. Питерскимъ въ 1840 году.

Примѣчаніе:
[1] Бранное слово; то же, что врагъ, ворогъ.

Источникъ: А. Н. Аθанасьевъ. Народныя Русскія сказки и легенды. Томъ I. — Берлинъ: Издательство И. П. Ладыжникова, 1922. — С. 18-20.

Текстъ отсюда. Благодарю уважаемыхъ malinxi и mrodine за наводку.

Оригиналъ записи - въ Живомъ журналѣ.

  • 1
ааааа))))))) лиису-то, лису пошто???? :)))
Ага, сказки у Афанасьева лишены какой бы то ни было корректности:))

> сказки у Афанасьева лишены какой бы то ни было корректности:))

Ну, это не самая "некорректная" сказка в его сборниках. ;-)

зѣло пытолюбно!

  • 1
?

Log in